Какой будет интеграция Беларуси и России

Об этом сообщает gorodskievesti.in.ua со ссылкой на СМИ.

Недоверчивые и авторитарные режимы России и Беларуси не способны делиться властью. Максимум, что могут сделать стороны, не изменяя своим суверенным интересам, – это начать чуть плотнее координировать друг с другом решения в разных сферах экономики. Например, согласовать единую цель по темпу инфляции. Если очень нужно, это тоже можно назвать интеграцией.

Белорусская тема уже несколько месяцев как сошла с первых полос российских СМИ. Но связано это скорее с тем, что риторика в отношениях на время стала менее эмоциональной. А проблемы с реализацией интеграционных проектов никуда не делись и по-прежнему остаются главным источником противоречий между двумя странами.

Новая бухгалтерия

Резкого силовика Михаила Бабича во главе российского посольства в Минске в мае сменил Дмитрий Мезенцев, антипод своего предшественника. Его риторика на новом посту – эталон мягкости и любезности к стране пребывания.

Мезенцев подчеркнуто уходит от конфликтных тем, призывает поменьше о них говорить, постоянно уповает на особый характер дружбы Беларуси и России, который поможет решить любые споры. Дипломат говорит длинными и кружевными фразами, как бы убаюкивая слушателя.

В отличие от Бабича Мезенцеву не дали статус спецпредставителя президента России. Все это значит, что Москва решила вернуть своей дипмиссии прежнюю роль: когда посол обслуживает диалог столиц, а не работает острием копья, не пытается самостоятельно наводить порядок в отношениях.

Как это не работает

Ситуация с единой валютой – вообще слепок всей истории с интеграцией Беларуси и России. В 2000 году страны подписали соглашение о введении единой валюты с 2008 года. В 2002-м образовали рабочую группу по созданию эмиссионного центра. Годом позже подписали план действий по введению единой валюты и не выполнили его. В 2009-м согласовали еще один план с таким же названием, который постигла та же судьба.

Теперь Минск и Москва снова могут подписать некую дорожную карту. Но какой бы всеобъемлющей она ни была, этот документ наткнется на ту же реальность, о которую в прошлом разбивались все попытки перейти от деклараций к их воплощению.

То же самое произойдет в каждой сфере, которую стороны решат полноценно интегрировать. Загвоздка в том, что невозможно создать единые валюту, таможню, тарифы, налоги и акцизы, бюджет, финансовые рынки или сельское хозяйство без наднациональных институтов, которые бы устанавливали общие правила игры, решали споры и в случае с единой валютой печатали бы ее.

Этими институтами кто-то должен руководить. Как только Минск и Москва доходят до этого вопроса, они начинают перетягивать одеяло на себя. Беларусь хочет равного голоса, чтобы не потерять суверенитет. Россия не может дать маленькой и не самой предсказуемой соседке право вето в важных сферах своей экономики.

Евросоюз смог создать работающие наднациональные органы в том числе благодаря тому, что, во-первых, право вето для маленьких стран сохранилось на уровне Совета ЕС. А во-вторых, суверенитет стран-членов размывался не в пользу одного гегемона.

Представьте, если бы Евросоюз состоял только из двух стран – Германии и какой-нибудь ее небольшой соседки. Для элит последней было бы политическим самоубийством делегировать серьезные полномочия в органы такой «евродвойки», если бы Берлин имел там решающий голос, пропорциональный своему реальному весу.

К этому нужно добавить взаимное недоверие и авторитарность правящих режимов Беларуси и России, то есть их природную неспособность делиться властью. Максимум, что могут сделать стороны, не изменяя своим суверенным интересам, – это начать чуть плотнее координировать друг с другом решения в разных сферах экономики.

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і Telegram

Артем ШРАЙБМАН



Джерело статті: “http://uainfo.org/blognews/1562660225-kakoy-budet-integratsiya-belarusi-i-rossii.html”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя